Рога и копыта социального патроната

Людмила Рябиченко о механизмах внедрения ювенальных технологий …

Ах, как хочется всегда человеку чуда! Чтобы волшебная палочка – и сразу все счастливы. Чтобы золотая рыбка – и три желания. Чтобы мир во всём мире – и никакой ювенальной юстиции. И – триумфальная арка с розами, фанфары и пьедесталы: победа!

Механизм страшной людоедской машины, которую сами изобретатели попытались спрятать под первоначально нейтральным понятием «ювенальная юстиция», заводился натужно и долго.

Понадобилось много денег, чтобы люди, любящие эти самые деньги, усилили исходное действие его шестерёнок. Сейчас он работает по большей части уже сам, втягивая в безжалостное уничтожение новые жизни и судьбы.

Из механистического кручения-верчения то тут, то там на доли секунды проглядывают атрибуты его главного инженера и надсмотрщика – те самые рога и копыта, появление которых обычно сопровождается запахом серы. И чтобы его остановить, придётся потрудиться намного больше, чем хотелось бы.

Сила противодействия равна силе действия. Чем сильнее мы выступаем, тем ожесточённее сопротивляется противник. Методы и приёмы меняются: «Не хотите ювенальщину? Берите социальный патронат! Ах, и это не устраивает? Тогда давайте дружить!». Вот это выбор! А его ведь ещё, между прочим, разглядеть нужно…

Феномен и проектируемая ударная мощь «социального патроната» — в том, чтобы в борьбе родителей за своё право оставаться таковыми, выставить против них мощь государственных институтов и сделать их самооборону вне закона. Мол, это не мы отбираем ваших деточек – это его величество закон. А если к нему ещё и «общественный контроль» как одобрение общества добавить – кто посмеет сказать, что это против законов общества?

И настолько ёмким оказалось для ювеналов это понятие, что хотят они его ввести в нашу жизнь во что бы то ни стало, маскируя и вкрапляя патронат в самые разные документы и законы.

Итак, посмотрим.

Закон № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».
Статья 82. п. 1. Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса Российской Федерации, установлено, что родители или иные законные представители несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Федеральная целевая программа «Россия без сирот» на 2013-2020 годы.

«В качестве основных задач Программы выделяются следующие:

5. Повышение эффективности профилактической, правозащитной и реабилитационной деятельности государства в сфере предупреждения семейного неблагополучия и охраны прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с привлечением к участию в этой деятельности некоммерческих организаций.

Решению указанных задач будут способствовать такие механизмы государственного регулирования и контроля, как:

— развитие форм и методов государственного и общественного контроля за соблюдением прав и законных интересов детей – воспитанников домов ребенка и учреждений интернатного типа для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

Подпрограмма «Профилактика семейного неблагополучия и социального сиротства».

Реализация Подпрограммы планируется по следующим основным направлениям и включает осуществление комплекса следующих мероприятий:

3.8. развитие и поддержка на федеральном и региональном уровнях институтов семейного и социального патроната в целях профилактики социального сиротства, реабилитации и сохранения семей, попавших трудную жизненную ситуацию или находящихся в социально опасном состоянии, сохранение ребенка в кровнородственной семье, а в случаях изъятии ребенка из семьи – на оперативное возвращение ребенка в семью после проведения с нею успешной реабилитационной работы».

Про первый вариант социального патроната общественность уже однозначно высказалась на митингах, в протестных письмах и телеграммах.

Дата публикации второго проекта законодательной инициативы всё с тем же патронатом и общественным контролем – 14 февраля 2013 года.

Значит ли это, что во втором случае – какой-то особенный, «правильный» социальный патронат? И это вовсе не про то, как можно придти в любую семью и законно забрать приглянувшегося ребёнка?

А прописанный там же «общественный контроль за соблюдением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»? Это, конечно же, тоже не про то, что некие НКО смогут через систему детских домов отправлять отобранных у родителей детишек по собственному усмотрению в разные семьи?

Не об этом? А из чего это следует? Вот же загадка!

Химеры зла, кривляясь, играют с нами в прятки, искажая реальность: «Да, мы с вами, мы против этого ужасного понятия! Вот наше понятие – это совсем наоборот. Ну и пусть, что также выглядит, зато люди, которые это придумали – хорошие».

Как бы ни хотелось всем нам без исключения заявить об окончательной победе – нужно понимать, что жатвы по-прежнему много. Жаль, что делателей по-прежнему недостаёт. Не будем усыпляться фанфарами – рога и копыта по-прежнему мелькают между шестерёнками кровожадной ювенальной машины. Но, по- прежнему, нет важнее задачи, чтобы её остановить.

Людмила Рябиченко,

председатель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума Центрального совета движения «Народный собор»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *