«Рукопожатный» провал

Гражданское общество отреагировало адекватно.

— Вечером 15 января в Воронежский региональный штаб Движения «Народный Собор» стали поступать звонки от встревоженных граждан о том, что местное отделение ЛГБТ собирается провести 20 января в центре города пикет, против принятия Государственной Думой РФ закона запрещающего пропаганду гомосексуализма. Информация была нами проверена, факт намечающегося события подтверждён. Наша организация всегда отстаивала традиционные консервативные ценности, и мы не могли оставить этот факт без внимания, — рассказывает руководитель Воронежского отделения «Народного Собора» Андрей Дорош.

Действительно, воронежские геи и ядро местного очень «правозащитного и оппозиционного» движения решили себя показать и людей постращать, а заодно показать миру «рукопожатную» провинцию. О мероприятии было заявлено во все возможные СМИ и известным блоггерам; в результате – гробовая тишина. Почему? Для ответа вернусь к рассказу Андрея:

— Мы просто не имели право молчать. Совместно «Отдельным дивизионом» и «Профсоюзом граждан России» решили принять законные способы противодействия данной акции, обратились в органы государственной власти и местного управления, объяснив, что данное мероприятие недопустимо и может привести к негативным последствиям. Но, увы, никто не принял мер по его запрету или переносу.

Однако горожане не остались равнодушными, они показали содомитам, что пропаганда гомосексуализма не нужна воронежцам. Люди просто не хотят, чтобы их дети думали, что быть педерастом или лесбиянкой – это норма.

Для того, чтобы не допустить противоправных действий, мы объявили сбор небезразличных граждан на Советской площади, где собравшиеся были предупреждены о недопустимости проявления агрессии в ответ на возможные провокации гомосексуалистов. Ведь содомиты используют старую тактику – выглядеть жертвами в глазах общественности…

Ситуация сложилась комичная: православные активисты совместно с националистами и профсоюзами были вынуждены вывести своих людей для защиты «рукопожатных» от «благодарного населения». Результат превзошёл все ожидания: около двух десятков «рукопожатных» против более чем 500 активистов и горожан, которые всё- таки забросали пикетчиков снежками.

Из всех оппозиционных акций эта претендует на звание самой неудачной. Не было ни «тысяч возмущенных кровавым режимом», ни «быдла, избивающего, невинных». Была чёткая позиция воронежцев: будете проходить мимо – проходите, нам этого не надо.

Правда идеологи «честных борцов за свободу» смолчать не могли. Так, всерукопожатнейшая бабушка, гражданка США Людмила Алексеева спустя четыре дня сказала: «Что значит запрет пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних? Это легализация запрета гей-парадов». Чуть раньше отношение к геям прокомментировал Шендерович: «Это говорит о довольно чудовищном уровне толерантности в обществе. А геи – это классический раздражитель и тест на авторитаризм».

Уж непонятно с чего, но штатные и уличные либералы решили, что вот оно, их время. Вот он, шанс воплотить все самые смелые мечты, повернуть историю, и вместо «дикой и непонятной» России создать «общество свободы». Вот только не заметили, что общество начало создаваться снизу, как ему и положено. Вначале была провинциальная интеллигенция, вроде учителя Андрея Дороша. Та самая, о которой забыли с советских времен, которую истребляли нищими зарплатами в 1990-е и не шибко баловали в тысячные. Физики и гуманитарии, учителя, врачи и библиотекари, кандидаты и доктора гуманитарных и прочих наук, инженеры НИИ, все они начали собирать вокруг себя тех, кто больше не хотел быть статистами и электоратом.

И вот грянуло. Либералы, убедив себя, что они единственные на этом свете, пошли в атаку на всё сразу. На Путина и на церковь, на Сталина и на СССР, на империю и на русский народ. А что такого, кто им может ответить, если они одни имеют право высказывать свое мнение. Им нужно было выступить от лица народа, создать «гражданское общество».

И вот общество создалось. Тысячи людей начали находить таких же, готовых сказать свое слово, дать свою оценку. И с этим обществом теперь придётся считаться. Какой может быть диалог с правозащитниками? Какие они правозащитники? Где их легитимность и авторитет после Воронежа? Думаю, все это прекрасно понимают.

Жаль только, что не все «поборники свободы» смогли приехать 20 января в Воронеж и воочию убедиться в «народной любви». Могут ещё поэкспериментировать и устроить гей-парад в Орле, в Рязани или в Тюмени. Результат будет таким же, если не более плачевным. Всё-таки ни в каждом городе есть свой Андрей Дорош.

Руслан Ляпин

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *